Депортация. Реабилитация

После начала войны с Германией в 1941 г. началась поэтапная массовая депортация немцев из европейской части Советского Союза в Сибирь и Казахстан. Постановлением Государственного комитета обороны от 8 Октября 1941 года из Грузии в Казахстан должны были навсегда переселить 23.580, из Азербайджана – 22.741, а из Армении 212 человек.


От депортации спаслись лишь немецкие женщины, которые были в браке с мужчинами других национальностей. Кроме того, в Грузии существовал приказ, согласно которому должны были арестовать 1000 немцев. Переселение происходило с 15-го по 30-е октября. По приказу от 14 февраля 1942 года немецкие мужчины в возрасте от 17 до 50 лет призвались в т.н. трудармию. После этого по приказу от 7 октября 1942 года в трудармию были дополнительно призваны немецкие мужчины в возрасте от 15-16 до 51-55 лет. Из призванных лиц многие погибли из-за невыносимых условий в трудлагерях. Это переселение и жизнь в трудармии описаны на основе многих документов у С.В. Отлена (псевдоним Отара Капанадзе ) “Времена не выбирают” и на высоком художественном уровне в книге Дианы Кесснер “Дороги жизни”. В этом произведении описана история депортации семьи Кесснер, жизнь в Казахстане, полулегальное возвращение в Грузию, а также учеба в Театральном институте и арест Дианы Кесснер.


Пример призыва в трудармию приведен в книге Дианы Кесснер:
“К концу третьего года переселения судьба подобралась и ко мне. Пришел приказ: всех подростков-переселенцев обоего пола отправить в шахты, на “Майкан-золото”. Знакомый пароходик “8 февраля” пыхтел от села к селу, собирая, вернее, отбирая детей у родителей. Распоряжались этим ужасом бравые офицеры особого назначения.
В списках по Семиярску значилась и моя фамилия… Я решила спасаться сама… С молчаливого согласия мамы я пробралась в старый заброшенный дом на краю села, который местные называли “домом с привидениями”… Рассвело. Начался изнурительный день, каждая минута которого была полна ожиданием конвоя. Наконец, не выдержав напряжения, я вышла из своего добровольного заточения и у всех на виду побежала к Иртышу. Волны уже гнали лёд. Я с ходу бросилась в ледяную воду с одной мыслью – заболеть! Сейчас же, сию минуту! Только бы температура 40! Ведь я слабая, хрупкая, я сразу заболею. Больную не возьмут. Я останусь! Довольно крупные льдины все время прибивало к берегу. Они то и дело ударялись об меня, но я не чувствовала боли. Я вообще ничего не чувствовала. Работала только мысль. Наконец я вылезла на камень и простояла на морозном ветру столько, сколько выдержала моя воля. Мое старенькое платье давно превратилась в ледышку. Босые ноги и руки онемели и почернели. Я не помню, сколько я там пробыла. Увидел меня кто-то из знакомых и погнал бегом до самого дома. Тяжёлое воспаление лёгких надолго приковало меня к постели. Впоследствии я узнала, что моё место, мой номер в списке заняла другая девочка, чуть младше меня. Когда пароход отошел на середину реки, она на виду у пристани и родителей бросилась за борт и погибла…”
Ещё один член Ассоциации Фрида Майер-Меликова написала и издала на немецком языке воспоминания “Жизнь между жерновами политики ”. Ф. Майер-Меликова является дочерью расстрелянного в 30-ых годах пастора Рихарда Майера. Она также была репрессирована. Ей сейчас более 100 лет, она живёт в Германии.

Лишь в 1972 году, согласно изданному неофициальному приказу, депортированным было дано право свободного выбора места жительства, но для возвращения на их ранние места жительства необходимо было получить специальное дополнительное разрешение. До 1979 года приблизительно 2000 депортированных немцев вернулись в Грузию. Сталинские репрессии коснулись очень многих людей, чью численность спецслужбы до сегодняшнего дня не публикуют. Очень много грузин, особенно интеллигенция, было репрессировано. К репрессированным народам, кроме немцев, относятся турки-месхетинцы, частично греки и ассирийцы. Реальная реабилитация произошла лишь в независимой Грузии в декабре 1997 года. Парламент принял Закон „О признании граждан Грузии жертвами политических репрессий и о социальной защите репрессированных“. Но в первой статье этого закона было два взаимоисключаюших положения:
2. Действие этого закона распространяется на граждан Грузии, которые подверглись политическим репрессиям на территории Грузии с 25 февраля 1921 года до октября 1990 года.
3. Этот закон не распространяется на лиц, депортированных в период с 25 февраля 1921 года до 28 октября 1990 года по этническому признаку, чей порядок реабилитации будет определен отдельно.
Это последнее обещание по сей день не выполнено, и Ассоциации немцев Грузии “Айнунг” понадобилось очень много усилий для того, чтобы этот закон был задействован также на граждан Грузии, депортированных по этническому признаку. Согласно этому закону, жертвам репрессий назначили пенсию, которую получают инвалиды войны, которая в то время составляла 49 лари и значительно превышала обычную пенсию. Это сопровождалось также многими льготами в коммунальных платежах. К сожалению, размер этой пенсии не проиндексирован и на сегодняшний день она составляет половину обычной пенсии. Все льготы заменили лишь 7-ларовой “компенсацией”. 3-й пункт 8-ой статьи этого закона выглядит так: 3. Правило восстановления имущественных прав реабилитированных лиц определится отдельным законом. И этот пункт не выполнен. Из-за этого братья Киладзе, которые в результате репрессий потеряли обоих родителей, внесли иск в Европейский Суд по правам человека (Страсбург), и постановлением суда от 2 февраля 2010 года правительство Грузии братьям Киладзе, а также проживающим в Грузии всем жертвам политических репрессий должно выплатить компенсацию. Для братьев Киладзе эта компенсация составляет по 4.000 Евро.
В решении Европейского Суда по правам человека от 2 февраля отмечается, что для него не ясна причина, по которой Грузия в течение 11-ти с лишним лет не смогла позаботиться о вопросе компенсации репрессированным. Поскольку в положении братьев Киладзе находятся тысячи людей, Страсбургский суд поручает стране восполнить законодательные пробелы как можно быстрее.
По словам Директора Европейского центра по правам человека, профессора Филиппа Лича, именно в этом состоит главный аспект решения Суда: “Согласно суду, при рассмотрении дела было отмечено, что в Грузии находится от 600 до 16000 лиц, которым, возможно, причитается компенсация. На этом этапе неизвестно, насколько точны эти цифры. Суд высказался критически по отношению к Правительству Грузии по поводу того, что оно не представило точные данные о тех людях, которых эта компенсация может коснуться. Суд прямо заявляет, что Правительство должно принять закон (о компенсации) и для этого должно определить соответствующий бюджет. Европейский суд по правам человека прямо обязывает в этом Грузию”.
Вообще-то, по многим принятым в 1990-х годах соглашениям правопреемником Советского Союза считается Россия. Соответственно, за проведённые в Советских республиках, в том числе и в Грузии, репрессии ответственность, по-видимому, должна возлагаться на неё.
“Когда в 1997 году Грузия приняла на себя это обязательство, она не сказала, что ответственным за это является Российское государство, и я снимаю с себя эту ответственность. Она взяла это на себя и сказала, что предлагает социальные гарантии людям, пострадавшим вследствие репрессий, и, кроме того, обеспечила бы имущественной компенсацией“, – говорит Тамар Хидашели и продолжает: “не надо забывать, что Грузия, конечно, была в составе Советского Союза, но политические репрессии осуществлялись также и руководящими органами Грузии. Понятно, что директива шла из Москвы – хотя, не думаю, что во всех случаях это было так”.
В мае 2011 года принят закон, который предусматривает изменение в законе 1997 года. Согласно новому закону размер денежной компенсации устанавливает суд, который учитывает тяжесть различных форм принуждения, а также, возраст, состояние здоровья и другие объективные факторы.

  • Deutsch
  • ქართული
  • Русский